Традиционные погребальные обряды башкир

Башкиры – коренное население Республики Башкортостан и одноименной историко-географической области, охватывающей обширные территории южного Урала и прилегающих степей. Сегодня в границах исторической Башкирии находятся Оренбургская и Челябинская области, сопредельные земли Татарстана, Удмуртии, Пермского края, Свердловской, Курганской, Самарской и Саратовской областей. Башкиры составляют четвертый по численности народ России (1,58 млн.), и еще около 30 тыс. человек проживает за рубежом. Первые письменные сведения о башкирах принадлежат арабским путешественникам и относятся к IX - X векам, хотя по версиям ряда ученых, их предки населяли этот регион уже в II - V вв. н.э.. Этногенез башкирского народа происходил в активном взаимодействии с большим количеством различных племен (тунгусо-маньчжурских, монгольских, финно-угорских и индоиранских) и преимущественно завершился к XV - XVIвв. В 1554-1557 гг. территории Башкирии были присоединены к Московскому царству.

Относительно происхождения самоназвания башкир, - башкорт или башкурт, - единого мнения у ученых не существует. Согласно одной из версий, этот этноним («баш» - голова или главный вожак + «курт» - волк,) восходит к тотемическому животному древних башкир. Сторонники другой популярной теории переводят «корт» как «пчела» и объясняют это название одним из традиционных башкирских занятий – пчеловодством. Иные этнографы связывают «башкорт» с именем легендарного военачальника IX века Башгирда, объединением огурских племен («беш» - пять, + «огур» + венгерское окончание «д») или иранским словосочетанием бачагург, что переводится как дитя богатырей.

Доисламские корни башкирской обрядности

На протяжении многих столетий, - исламизация Башкирии началась в X в. и преимущественно завершилась к середине XIII в., - башкиры оставались преимущественно мусульманским народом, однако полностью вытеснить традиционные верования исламу не удалось. Вместо этого новая вера наложилась на существующий пласт религиозно-мифологических традиций и обычаев, сформировавшихся, в свою очередь, на основе слияния древнеиранского маздаизма и древних тюркских культов. Все это привело к формированию синкретичной духовной культуры, в которой ислам хоть и занял ведущую роль, но перенял местные особенности и до настоящего времени органично сосуществует с народными верованиями. Этот мусульманско-языческий синтез лучше всего прослеживается в семейной обрядности башкир, в особенности – похоронно-погребального ритуала.

Следы древних погребальных обрядов и традиций можно наблюдать и в современном башкирском языке. Говоря про похороны, башкиры преимущественно используют идиому куйыу, что дословно переводится как «поставить» или «ставить», и гораздо реже употребляют в речи кумдек или ерлянек – «зарывать в землю». Участие провожающих в погребении называют һөйэккә барыу – «хождение к костям». Чтобы выразить отрицательное отношение к чему-либо нередко говорят эт ашамас – «даже собака не съест». Все это указывает на древний обряд наземного трупоположения, при котором труп отвозили в степь и оставляли на съедение птицам или диким зверям; если же тело оставалось нетронутым, говорили, что покойник прожил плохую жизнь.

Прощание с умершим

Все этапы умирания, похорон и поминовения башкиры сопровождали ритуалами. Находящегося при смерти человека старались положить на спину таким образом, чтобы его ноги были направлены в сторону мусульманской святыни – Мекки, - а если это было по той или иной причине невозможно – лицом к Каабе. Фотографии, рисунки, куклы и все зеркальные поверхности в доме завешивали покрывалами и полотенцами. К умирающему приглашали муллу, который читал над изголовьем его ложа предсмертную молитву – 36 суру из Корана Ясин.

В народном сознании сура Ясин наделялась особыми волшебными свойствами. Она могла продлить умирающему жизнь или облегчить его переход на тот свет. Иногда ее использовали знахари, чтобы лечить различные болезни и хвори: слова молитвы писали на длинной бумажной ленте, концы которой затем склеивали. Больного проносили через получившееся кольцо – считалось, что таким образом человек освобождается от заболеваний.

Башкиры верили, что находящийся при смерти человек испытывал ужасную жажду, и пользуясь его мучениями, дьявол Иблис искушал его глотком воды, обещая ему облегчение, если умирающий отречется от мусульманской веры. По этой причине близкие смачивали его губы влажным гусиным пером, предпочтительно смоченным в воде из священного колодца Замзам в Мекке или гранатовым соком – что, конечно, далеко не всегда было возможно.

Еще об одном старинном ритуале рассказывает исследовательница башкирских обрядов Р.А. Султангареева: перед смертью человек обязательно зачитывал завещание (васыят), отдавая распоряжения по поводу своих похорон, говорил родным и близким напутственные слова и благословения (бэхил). Предсмертное благословение являлось сильным оберегом и его получение рассматривалось башкирами как ритуал очищения, который мог отвести беды и болезни от благословленного.

Предсмертные ритуалы

Когда наступала смерть, ноги покойника перевязывали веревкой и приговаривали: «Отныне ходи в раю!». На его глаза опускали пятикопеечные монеты, уши затыкали ватой; перед погребением эти предметы в таком же порядке убирали, «снимая» грехи с покойного. Известны случаи, когда мулла разрывал или срезал одежду с умершего. Тело затем закрывали большой белой простыней, а поверх нее на грудь умершего клали острый предмет (обычно ножницы или нож) концом вниз, чтобы отпугнуть шайтана. Нельзя было выключать свет, пока труп находился в доме, иначе в него могли вселиться злые духи, и усопший превратится в упыря. Покойника также необходимо было «охранять», чтобы сатана не подменил его тело. С момента смерти в доме были запрещены громкие разговоры, рыдания или плач – это могло помешать душе примириться со своим новым состоянием.

Как только новость о смерти распространялась по поселению, в доме умершего начинали собираться его родные, близкие, соседи и знакомые. С пустыми руками приходить было не принято: обычно пришедшие приносили с собой полотенца, платки и мыло, которые клали у головы или в специально отведенное место. Эти подношения (хэйэр) семья усопшего раздавала во время похорон и поминок.

Одним из реликтов древних верований являются особые ритуалы, сопровождающие омовение трупа. Перед тем, как приступить к обряду, помещение окуривали дымом жженого можевельника, мяты, душицы или березовой чаги и повторяли это после того, как покойника вынесут из дома. Этот распространенный обычай был широко распространен в Южной Сибири как метод защиты дома от злых сил. Во время обмывания участники церемонии надевали специальные рукавицы или мешочки, а лицо закрывали платками. Чтобы не смотреть на мертвеца и нейтрализовать оскверняющие свойства его тела, мыли труп, не снимая простыни или закрывая его покрывалом пэрзэ. Жестко соблюдалась половая сегрегация умывальщиков: умершую могли омывать только женщины, а умершего – мужчины.

Сразу по окончании ритуала мертвеца заворачивали в саван. Шить его начинали в день смерти, однако все необходимые для него, - большой (12-18м2). кусок белой хлопчатобумажной ткани, новые нитки, полотенца для обмывания, - женщины готовили заранее, причем и для себя, и для мужа. Саван состоял из нескольких слоев (по разным источникам от 3 до 7), которые сверху перевязывали веревками. Мужчине голову обматывали чалмой.

Перед тем, как вынести труп из дома, ближайшие родственники умершего и мулла стелили на стол белую ткань. В нее завязывали предметы, вещи или одежду, принадлежавшие умершему. Мулла затем читал молитвы, брал узелок и спрашивал у одного из собравшихся, готов ли он взять на себя грехи умершего. Тот должен был ответить «Беру!» и передать его дальше, задавая тот же вопрос следующему. Этот обряд дэурет итеи заканчивает ритуальное очищение умершего перед похоронами.

Погребальная церемония

После обмывания и одевания покойника перекладывали на луб (внутренняя часть коры) и выносили из дома ногами вперед, в противном случае, по древнему обычаю, он сможет найти дорогу с того света домой. Затем в порог вбивали гвозди или посыпали золой, ограждая мир живых от мира мертвых. Тело затем укладывали на подготовленные деревянные носилки и несли к воротам. Провожали умершего всем поселением, однако за пределы деревни женщины сопровождать процессию не могли, это считалось плохой приметой. Во время церемонии похорон родственницы раздавали остальным хэйэр, а оставшиеся после обмывания рукавицы и полотенце закапывали подальше от жилья.

Могильную яму башкиры копали с востока на запад, таким образом, чтобы боковая ниша в стене, - лэхет, - находилась с правой стороны и позволяла повернуть голову умершего в сторону Каабы. Глубина могилы как правило была неглубокой, обычно по пояс или грудь копающим. По сообщениям Р.А. Султангареевой, рыть старались до слоя красной глины, которая, по башкирским поверьям, обладала особыми волшебными свойствами.

Запрещалось работать до выступления пота: на смену уставшему человеку тут же становился новый, подбирая его орудие с земли – передавать их из рук в руки также не допускалось. Эти инструменты было принято хранить на самом кладбище.

Перед погребением мулла и присутствующие снова проводили очистительные обряды, во время которых читали молитвы и нахваливали покойного, чтобы упростить его переход в загробный мир. Трое ближайших родственников, держась за веревки, опускали его тело в могилу и укладывали на спину в лэхет. Нишу затем закладывали досками или поленьями, чтобы при закапывании земля не попала бы внутрь.

Первую горсть земли мулла кидал, пока родственники еще находились в могиле, а за ним - все собравшиеся. Сверху возводилось надмогильное сооружение в виде грубо обтёсанных каменных плит, стел и деревянного ограждения. В некоторых случаях могилу по периметру обкладывали булыжниками.

15 мая 2020

Возможно, вам будет интересно: