Эпидемии прошлого: как Черная Смерть повлияла на похороны

Черная Смерть – это вторая по очередности и первая по известности эпидемия чумы в Европе, пик которой пришёлся на 1346 – 1353 годы. Данная чума была названа бубонной, так как её характерным и наиболее заметным симптомом были бубоны – сильно разбухшие, хорошо заметные сквозь кожу лимфатические узлы (как правило, в паху и подмышками). Вызываемое бактерией под названием «чумная палочка» (Yersinia pestis), это заболевание обладало 95-100% смертельностью, так как у медицины того времени не было никаких методов борьбы с ним. Как итог, за эти несколько лет вымерла примерно треть населения всей тогдашней Европы (по разным оценкам, это было 75 до 200 миллионов человек). Наш текст посвящен тому, как Черная Смерть изменила отношение людей к смерти, мертвым телам и похоронам, а также тому, как она изменила кладбища и целые города.

Откуда взялась бубонная чума и как попала в Европу?

Естественные резервуары бубонный чумы были и до сих пор существуют в Сибири, Средней Азии, пустыне Гоби, Индии и многих других регионах – ими являются крысы и другие животные, кровь которых пьют блохи, которые затем передают заразу другим животным – в том числе людям. Главным образом, что логично, по разным странам чуму распространяли те люди, которые путешествовали на большие расстояния, а в те годы это были, в сущности, всего два типа людей: солдаты и торговцы. Когда эпидемия бубонной чумы охватила Золотую Орду, куда она пришла из пустыни Гоби по Шелковому Пути, хан Джанибек обвинил во вспышке болезни европейских торговцев, а конкретно, генуэцзев. В 1346 году Джанибек осадил Каффу – крупнейший город Генуэзской торговой республики в Крыму (сейчас на месте Каффы стоит Феодосия), намереваясь наказать генуэзцев за мор, однако вскоре осаду пришлось снять – чума распространилась в армии Джанибека. Перед снятием осаду Джанибек приказал бомбардировать Каффу телами умерших от болезни с помощью катапульт, рассчитывая таким образом заразить население города.

Этот эпизод любопытен потому, что демонстрирует нам две вещи. Во-первых, это было одно из первых в истории целенаправленное использование человеком биологического оружия – и это в 14 веке! Во-вторых, это демонстрирует нам уровень знаний тогдашних людей в механизмах распространения инфекции: хоть в те времена, конечно, о бактериях, вирусах и прочих микроорганизмах ещё никто и не подозревал, люди однозначно понимали, что болезнь передается через контакт с зараженным – в том числе телом умершего. Правда механизм этой передачи понимался ими иначе: некоторые народы верили в «миазмы», тлетворный дух, отравленный воздух, вдыхая которые заражались другие люди, другие же могли считать, что мертвец мистическим образом тащит с собой в могилу всех окружающих. Так или иначе, об опасности зараженных – в том числе мёртвых – людям было известно. Более того, когда иноземные торговцы подвергались расправам со стороны местных властей или в результате народного самосуда, обычно вместе с ними уничтожали и их товар (сожжением), веря, что товар тоже опасен и тоже несет заразу. Как бы странно это ни звучало, но в этом действительно есть крупица истины: в товарах могли жить крысы и мыши, а на них – блохи, переносящие заразу.

После снятия осады с Каффы торговцы устремились в Европу – многие из них при этом принесли с собой чуму. Справедливости ради, насколько нам известно сейчас, генуэзцы из крымских факторий были как минимум не единственными, кто примерно в этот же временной период привёз заразу в Европу, – в конце концов, не они одни торговали с Ближним Востоком и Средней Азией.

Карантин

Как было отмечено ранее, победить болезнь в теле человека тогдашние технологии не позволяли, однако это не означало, что люди были бессильны: это лишь означало, что нужно предпринять все возможные меры для предотвращения заражений. Сама по себе идея того, что больного определенными болезнями человека нужно изолировать от общества, известна людям с очень древних времен – упоминания о чем-то напоминающим домашний карантин, содержатся уже в библейской Книге Левит. Тем не менее, именно в 14 веке в Европе, а конкретнее – в Италии, изобретают известную нам концепцию карантина как централизованной государственной меры, направленной на борьбу с эпидемией в масштабе всего города или всей страны.

Слово «карантин» изначально значило «время, из сорока дней состоящее», и происходило это слово от итальянского quaranta giorni – «сорок дней». Что же это были за сорок дней? Считается, что первым карантинным законом Европы стал закон, принятый в эпоху Черной Смерти в Венецианской торговой республике: согласно этому закону, все прибывшие в Венецию корабли должны были сорок дней стоять на якоре неподалёку от порта, не заходя в него, и только если по истечении этого срока на корабле так и не происходило выявление зараженных, то корабль пускали в порт и позволяли разгрузиться.

Кладбища и похороны

В средневековой Европе все кладбища были прицерковными, а церкви были, в сущности, важнейшими центрами общественной жизни. Это значит, что, во-первых, кладбища и захоронения находились в непосредственной близость к человеческому жилью – особенно в городах, – а во-вторых, что люди проводили на них довольно много времени. Например, Катарин Арнольд – историк и публицист из Великобритании – в своей работе «Некрополь: Лондон и его мертвецы» описывала кладбища Лондона 14 века – одного из крупнейших на тот момент городов Европы – как «общественные пространства в самом центре приходской жизни». Между деревьями – прямо над могилами – были натянуты веревки с сушившемся на них бельем, между захоронениями бродили куры и свиньи; в праздничное время на кладбищах выступали артисты, а в обычное время там играли дети и подростки.

Более того, нельзя не отметить, что для христианской Европы смерть и умирание было весьма важной частью жизни как правоверного человека, так и всех его окружающих: существовало множество как сугубо религиозных, так и светских ритуалов, которые совершались либо с участием умирающего человека (например, исповедь, прощальные разговоры с семьёй и соседями и т.д.), либо с участием уже мертвого (похороны, панихида и т.д.).

С приходом Черной Смерти всё это изменилось. Во-первых, люди умирали внезапно – от заражения бубонной чумой до смерти нередко проходило всего около 24 часов. Во-вторых, люди умирали массово, и на такое количество смертей не могло хватить ни священников, ни кладбищенской земли. Тысячи и десятки тысяч мёртвых хоронили в братских могилах без всяких церемоний – в одну могилу обычного размера могли сбросить до пяти трупов, как показали современные археологические раскопки. Об исповеди и прочих обрядах во многих городах вскоре перестали и думать: страх заражения превратился в настоящую панику, так что человек, у которого внешне проявились симптомы заражения, зачастую оказывался брошен всеми окружающими и оставлен умирать в одиночестве, так как никто не хотел последовать за ним.

Разумеется, паника привела и к поиску виноватых: в Европе также пострадали иностранные торговцы, а также еврейские диаспоры. Также в эпидемии Черной Смерти интересную роль сыграло движение флагеллантов – религиозных фанатиков-аскетов, прославившихся своими крестными ходами, включавшими избиение самих себя плетьми: в годы чумы они начали ходить от города к городу, призывая население к покаянию и называя чуму карой Господней. При этом они, что логично, своими путешествиями активно помогали распространению эпидемии. Как итог, в 1349 году папа Климент VI запретил флагеллантство.

11 мая 2020

Возможно, вам будет интересно: