Холера

Холера – это кишечная инфекция, возбудителем которой являются бактерии Vibrio cholerae. Эти бактерии поселяются в кишечнике человека и начинают выделять токсины, которые приводят к диарее, рвоте, обезвоживанию и, в тяжелых случаях, к гиповолемическому шоку и смерти. Холерой заражаются через питьё заражённой воды, а также поедание рыбы, моллюсков, креветок и водорослей, что жили в заражённой воде. Заражение, однако, также может происходит и через купание в такой воде или через мытьё в ней посуды. Холера – это одна из наиболее известных человечеству заболеваний, упоминания о ней и первых методах борьбы с ней можно встретить ещё у античных авторов вроде знаменитых Гиппократа и Галена. Тем не менее, на протяжение долгого времени эта болезнь была для жителей Европы в большей степени теоретической проблемой, нежели практической: естественные очаги холеры были только в Африке и Индии, так что до Европы многие века доходили скорее слухи о холере, чем сама болезнь.

Всё изменилось в XIX веке, когда развитие колониальных империй Европы привело к тому, что огромные массы солдат, чиновников и торговцев стали вынуждены путешествовать на большие расстояния, причем относительно быстро – благодаря новым конструкциям кораблей и инструментов навигации. В 1816–1824 годах произошла вспышка холеры, которая была зафиксирована европейской наукой как «первая холерная эпидемия». Правильно понимать это следует так: то была первая холерная эпидемия, до которой Европе было дело. Несмотря на то, что эта вспышка болезни так и не достигла Европы географически, от неё пострадало значительное число европейцев (особенно – британские колониальные силы), что находились на тот момент в Индии, Средней Азии и на Ближнем Востоке. Более того, хотя эта первая вспышка и не нанесла европейским государствам какого-либо катастрофического ущерба, невозможно было не заметить, что холера ведёт себя не так, как раньше: она ушла необычайно далеко от очага заражения и поразила те области, до которых ранее не добиралась. Это стало мрачным предвестием тех событий, что последовали вскоре.

Вторая холерная пандемия

В 1826–1837 произошла так называемая «вторая холерная эпидемия», которая характеризовалась взрывным распространением на огромные территории далеко за пределы Индостана – в конечном итоге она не только охватила всю Европу, но также задела Китай, Японию и обе Америки. В Центральной и Западной Европе холера оказалась к 1831 году и унесла жизни сотен тысяч человек. Таким образом, эта эпидемия стала первой, которая охватила территории европейских государств и принудила правительства к введению санитарных мер.

Какими же были эти меры? Многие портовые города вводили одно из наиболее давно изобретенных карантинных ограничений: останавливали корабли неподалеку от порта и запрещали им причаливать до истечения определенного срока, запрещая также кому бы то ни было контактировать с судном в это время (такие меры были введены, например, властями Нью-Йорка). Помимо этого, в это время активно экспериментировали с дезинфектантами, тестируя различные вещества на способность очищать воду от холерного заражения, – в частности, широко применялась белильная известь, которую сегодня в быту называют «хлорка» (3Ca(OH)2·2Cl2). Разумеется, вводились и более привычные нам изоляционные меры: ограничивалось сообщение между населенными пунктами, власти вводили патрули и устраивали заставы на мостах и важных дорогах, которые должны были ограничивать перемещение людей.

Что же касается похоронных практик, то и тут изменения были значительными. Люди умирали десятками и сотнями ежедневно, и это в условиях эпидемии создавало две взаимосвязанные проблемы. Во-первых, на тот момент люди уже знали, что трупы умерших от инфекции опасны сами по себе, а значит избавиться от них нужно как можно скорее. Во-вторых, сделать это нужно было как можно ближе к месту смерти – ведь путешествовать до кладбища зачастую было невозможно: кордоны могли ограничивать даже путь из одного городского района в другой. Таким образом, в эти годы было создано большое число так называемых специальных холерных кладбищ, а также «холерных ям». Последнее название – дерогативное, однако оно как нельзя лучше отражает суть явления: умерших от холеры подбирали – иногда на улицах, иногда в домах (бывало так, что умирал целый дом или целый двор), складывали на повозку и неопознанными сбрасывали в глубокие ямы, которые поскорее закапывали. Холерные ямы – это преимущественно братские могилы, где люди нередко лежат кучами, без гробов и даже без саванов. Отдельные холерные кладбища, где у мертвых были, по крайней мере, надгробия с личными данными, создавались и в будущем: всего холерных эпидемий в Европе было семь.

В Российской империи

В Россию болезнь пришла несколько раньше, чем в другие европейские страны: в 1829 холеру занесли на юго-восток империи караваны из Бухары. Любопытны те меры, которые были предприняты губернатором Оренбурга для предотвращения эпидемии: зная о том, что в Средней Азии бушует опасная болезнь, он выслал навстречу бухарским купцам вооруженный отряд, который должен был осуществить «проверку». От купцов потребовали, чтобы они бросали друг в друга куски шерсти и хлопка из распакованных тюков, затем, чтобы пожевали хлопок и шерсть, а потом чтобы на глазах у проверяющих съели что-то из числа своих съедобных товаров – сухофрукты и сладости. Также от бухарцев потребовали поклясться на Коране, что среди них никто не болен холерой. Когда всё было сделано, караван пустили – и в Оренбурге началась эпидемия.

Такое поведение чиновников хорошо демонстрирует то, как государственные представители того времени понимали суть эпидемий: во-первых, они полагали, что эпидемии заносятся из страны в страну по злому умыслу или халатности, а не от искреннего незнания; во-вторых, они считали, что простые люди могут запросто диагностировать у себя холеру, отличив её, например, от простого расстройства желудка. Беда в том, что в действительности в своих легких формах (например, у людей с сильным иммунитетом) холера будет абсолютно неотличима от легкого пищевого отравления: у человека может поболеть живот день или два, после чего он будет чувствовать себя хорошо, но при этом заражать холерой каждого, кто поест или попьет с ним из одной посуды.

Как обычно, основными очагами распространения эпидемии стали армии и военные поселения, где люди жили в большой концентрации. Всего, как считается, за последующие два года, что продлилась эпидемия, в Российской империи ей переболело около 520 тысяч человек, а умерло около 230 тысяч. В России, также, как и в других странах Европы, в это время возникло большое число холерных кладбищ – многие из них организовывали неподалеку от «обычных».

Холерные беспорядки

Во многих странах вспыхивали разного рода «холерные бунты». Связаны они были преимущественно с недовольством населением введенными карантинными ограничениями, однако были и другие поводы. Например, где-то населению вообще не объясняли, как распространяется эпидемия и почему оно должно в чем-то себя ограничивать, отчего любые карантинные меры выглядели произволом начальства. Где-то люди ополчались против производителей и перекупщиков, завышавших цены на еду и прочие товары, и тогда те подвергались разграблению, а иногда и убийству. Куда более жутко звучат истории о покушениях на врачей, которые происходили, в частности, в России и Венгрии: многие люди не верили в существование болезни и считали, что власти или какие-то внешние враги злонамеренно отравили воду. Этих отравителей, что естественно, в первую очередь видели во врачах, которые заливали в водоемы хлорную известь для дезинфекции. Наконец, одним из самых одиозных холерных бунтов стал бунт в английском Бирмингеме, где кто-то пустил слух о том, что якобы на кладбище власти хоронят еще живых людей – толпа ворвалась на погост и принялась беспорядочно разрывать могилы и выбрасывать трупы из гробов в поисках несуществующих заживо погребенных.

25 мая 2020

Возможно, вам будет интересно: