Погребальные обряды чукчей

На крайнем северо-востоке азиатской части Российской Федерации расположен Чукотский полуостров, названный так по крупнейшему из автохтонных народов – чукчей. Их численность составляет около 16 тысяч человек, из которых подавляющее большинство (12,8 тысяч) живет на территории одноименного автономного округа. Небольшие общины также проживают на севере Камчатского края и востоке Якутии. По антропологическому признаку чукчи принадлежат к арктической малой расе, входящей в состав большой Американо-азиатской (монголоидной) расы, и исторически делятся на тундровых оленеводов-кочевников (чаучу, чавчу) и оседлых охотников (анкалын, анкальын) на морского зверя.

Этноним «чукчи» был адаптирован русскими землепроходцами от чукотского слова чакча, которое на русский язык переводится как «богатый оленями». Чукчи приморские в свою очередь называют себя анкалын (приморские, поморы) от слова анкы – море. Самоназвание чукчей - лыгъоравэтԓьэт – означает «настоящие люди».

Представления о загробной жизни у чукчей

Малое количество этнографических исследований, посвященных традиционным религиозно-мифологическим традициям чукотского народа, не позволяет в полной мере восстановить космогоническую картину и место загробного мира в модели вселенной. Однако на основании имеющихся работ можно выделить определенные концепции и проследить некоторые параллели с соответствующими представлениями у других народов Сибири и Дальнего Востока.

Несколько (пять, семь или девять) миров расположены вертикально друг над другом, и небо одного является землей другого. Полярная звезда ассоциируется у чукчей с пронизывающим вселенную путем, который позволяет духам и шаманам путешествовать между мирами. Умирая в одном из миров, душа попадает в другой, однако ее финальное назначение зависит от множества различных факторов.

Погибшие преждевременной или насильственной смертью люди отправляются в царство Северного сияния. Души разделяются на отдельные группы по причине своей смерти, и каждой из них соответствует свой собственный цвет: темные (синие, фиолетовые) лучи – для убитых злыми духами, красные – для заколотых ножом, белые – для скончавшихся от инфекционных заболеваний. Движение цветов объясняют тем, что мертвецы играют в мяч моржовой головой.

Скончавшиеся естественной смертью люди обитают под землей. По дороге в царство мертвых они проходят специальный «собачий» мир: в зависимости того, как человек при жизни обращался с собаками, те могут как пропустить его с миром, так и напасть на него. Чтобы душа не потерялась, предки и родственники встречают покойного и ведут его вперед. Другие мертвецы также выходят посмотреть на новоприбывшего. Если с ним в могилу положили изготовленные чужими людьми или ворованные вещи, их возвращают законным хозяевам.

На том свете люди живут в круглых кожаных шатрах, похожих на пузыри слюны, им принадлежат бесчисленные стада когда-либо убитых оленей, и свое время они проводят за играми и пирами. Мертвецы береговых чукчей продолжают заниматься морским промыслом, охотясь на моржей. Вытащив их туши и разделав, кости они кидают обратно в море, и морж опять оживает.

Злые духи и духи-покровители в чукотской мифологии

После смерти человек может стать как покровителем и защитником своего рода, так и злым духом, который охотится на живых, насылает на них болезни и беды. Существовало несколько способов заручиться помощью мертвеца. В древние времена чукчи разделывали и съедали его мясо, а из костей делали амулеты и обереги. Иногда кости и высушенное мясо складывали в особые кожаные мешки, которые называли «дедом». «Дед» являлся самым могущественным из защитников семьи и наиболее почитаемым из предков. Если кого-то настигала беда, ему приносили жертвоприношения, чтобы он помог справиться с неприятностями.

Иногда духи могут помогать живым и по своей воле. В чукотской мифологии существует множество историй, когда дух-предок отгонял злых духов от своего стойбища и затем учил людей защитным и очистительным обрядам. Одинокий путник мог спокойно остановиться у места, где похоронен мертвец: тот не причинял ему вреда и наоборот мог наставить и защитить его.

В соответствии с представлениями чукчей умершие дважды больше не могут возродиться и становятся злыми духами. Они поселяются в открытой тундре и, встретив живого человека, бросаются в погоню и преследуют его. Если такой перегородит живому дорогу, его уже не спасти. Призраки также могли нападать на стойбища и насылать на его жителей несчастья и смерть.

Подготовка тела покойника и сопроводительные обряды

Когда в доме умирал человек, его тело полностью раздевали, заносили в шатер и заворачивали в две оленьи шкуры. Смотреть на него считалось плохой приметой. Похороны обычно проводились на следующий день после смерти, а ночью накануне его тело сторожили два «защитника», которые должны были помешать мертвецу навредить живым.

На утро ближайшие родственники и «защитники» приступали к проводам покойника. На шкуру, закрывающую его тело, клали угощения, на месте рта делали отверстие, куда просовывали кусочки мяса и жира, чтобы задобрить мертвеца. Затем провожающие снимали обувь и подворачивали штаны. Они садились на пол и просовывали голые ноги под труп, прощаясь с умершим и желая ему счастливой жизни на том свете. По очереди участники ритуала брали руку усопшего и проводили ей по своей пояснице и ягодицам, после чего тоже самое проделывали с ним.

Не снимая шкуру, присутствующие обмывали и одевали покойного. Погребальную одежду готовили заранее, но в некоторых случаях женщины шили ее на месте из отложенных для этой цели шкур. Для такого наряда использовать предпочитали шкуры белого цвета. Лицо умершего закрывали меховым лоскутом, а голову заворачивали в меховой капюшон. Поверх шкуры клали костюм, в котором умер человек, а рядом – сопровождающий инвентарь: оружие, инструменты, кисет с табаком, небольшое количество посуды. Женщинам оружие не полагалось, вместо этого ей давали скребок и мешочек с иголками и наперстком.

Затем родственники приступали к гаданиям. Покойника спрашивали, где он желает быть похоронен, что хочет взять с собой на тот свет, сколько нарт взять для траурного шествия, кто должен возглавить похоронную церемонию. Чтобы предотвратить нападение злых духов, гадающие пытались узнать у усопшего причину смерти. Для этого над телом подвешивался дорожный посох или длинная ручка от скребка, по их движению шаманом определялся ответ.

Траурное шествие и похороны

Чтобы душа умершего не нашла обратный путь, его тело просовывали под покрытие с задней стороны шатра и несли ко входу, где уже были приготовлены нарты. Для мертвеца использовали новые сани или лучшие из имеющихся. В зависимости от его статуса и богатства количество сопроводительных нарт с имуществом могло разниться от одной-двух до нескольких десятков.

Когда шествие достигало выбранного покойником места, мужчины находили ровную площадку и из крупных булыжников выкладывали овал, который назывался «погребальной оградой». Из саней выпрягали оленей и резали их. Руководитель погребальной церемонии сидел в это время на закутанном в шкуры трупе и погонял умирающих в агонии оленей, изображая таким образом путь на тот свет. Когда олени переставали дергаться, это значило, что нарты достигли своего назначения и мертвец прибыл в царство мертвых. Хорошей приметой считалось, если хотя бы один из оленей помочится перед смертью. Затем с них снимали упряжь и приступали к разделыванию.

Покойника опускали внутри «погребальной ограды», головой к северу. Вокруг раскидывали небольшие кусочки мяса, жира и кишок, а у ног клали две жерди от шатра или просто две длинные палки. В загробном мире они послужат ему деревянными ходулями, которые должны упростить его дорогу. Затем мужчины начинали разрезать на нем одежду, постепенно заменяя ее кусками мяса, пока не покроют все тело. Лицо закрывали кишками. Разрезанную одежду складывали рядом с усопшим вместе с остальным погребальным инвентарем. Все имущество, нарты и упряжь портили и укладывали в общую кучу.

Наконец ближайший родственник вспарывал грудную клетку и брюхо покойника, стараясь не прикасаться к трупу руками. Он делал надрезы на его сердце и печени, чтобы узнать о возможной причине смерти, и затем объявлял ее присутствующим.

Перед тем, как отправиться домой, участники похорон несколько раз обходили могилу слева направо. На обратном пути глава церемонии замыкал процессию, читая заклинания, которые должны были помешать покойнику вернуться. Отдалившись на достаточное расстояние, он проводил черту поперек дороги и клал несколько небольших камешков: для покойника они становились широкой бурной рекой и крутыми горами. Иногда в снег зарывали пучок травы, который «превращался» в непроходимую чащу.

По возвращению на стойбище проводили очищающие обряды и ритуалы. На следующий день чукчи возвращались к могиле, чтобы заменить железные инструменты на их деревянные аналоги. Перед этим инструменты «очищали» в массе вареного мяса, кишок и костного мозга убитых оленей. Этим вечером устраивали большое пиршество, которое тянулось 5 дней. На почетном месте внутри шатра клали кусок шкуры с одежды умершего, куда откладывали часть от каждого угощения. Затем покойника снова навещали, чтобы проверить, нашли ли его уже дикие звери.

Некоторые группы чукчей практиковали кремацию. В этом случае церемония была практически аналогичной «выбрасыванию». После убийства жертвенных оленей, трупу клали костер, вскрывали горло и обкладывали дровами. Несгоревшие куски мяса и костей зарывали в золу.

13 марта 2020

Возможно, вам будет интересно: