Погребальные обряды народов России: ненцы

Самым многочисленным из коренных народов русского Севера и Сибири являются ненцы. Исторически они населяют обширные территории от Кольского полуострова на западе и Таймыра на востоке и делятся на две этнотерриториальные группы: тундровые ненцы проживают в Ненецком автономном округе Архангельской области, Ямало-Ненецком автономном округе Тюменской области, Таймырском Долгано-Ненецком автономном округе Красноярского края. Они составляют основную массу ненецкого этноса. К лесным ненцам относится всего несколько тысяч человек, живущих в таежных зонах междуречья Оби и Енисея. Ненцы вместе с нганасанами, энцами и селькупами входят в самодийскую группу уральских народов.

Этноним «ненец» происходит от слова «ненэцъ» (человек) или «ненэй не-нэць» («настоящий человек»), которое ненцы используют в качестве самоназвания. Иногда встречающееся в старых этнографических трудах название «самоеды» не имеет отношения к людоедству, а вероятно происходит от саамского «сама-эдне» (земли саамов/людей), однако на настоящий момент считается устаревшим. В современном языке оно преимущественно используется для обозначения одной из древнейших пород собак – самоедской лайки, которая на протяжении тысячелетий служила верным компаньоном северных самодийских народов.

Представление о душе и загробном мире в религии ненцев

На формирование религиозных представлений и культа ненцев в значительной степени повлияла культура угорских народов хантов и манси, из-за чего их восприятие смерти имеет немало общих черт. Загробный мир являлся отражением мира земного вплоть до ландшафта, а душа здесь сохраняла тот образ жизни, какой вела при жизни. Горизонтально его располагали на дальнем севере, в непроходимой глуши лесов тундры, за необъятными водными просторами и высочайшими горами, однако его вертикальное положение могло меняться. Потусторонний мир мог быть как подземным, так и небесным, а иногда они могли сосуществовать. Однако граница между жизнью и смертью была достаточно тонкой и позволяла переход из одного мира в другой: это подтверждают многочисленные легенды об искалеченных, хромых, слепых, одноруких и одноногих духах смерти с того света, которые охотились на живых, а также большое количество сказаний о героях, спускающихся в мир мертвых, бросая вызов хтоническим божествам.

Человек состоял из тела («нгая») и двух душ: дыхания («инд’») и тени («синдрянг»). Дыхание представляло собой душу в классическом понимании и было присуще всему живому: им обладали не только люди, но животные и даже растения. Оно являлось показателем здоровья и жизненной силы человека: нарушения работы дыхательных органов свидетельствовало о приближении смерти, о которой ненцы говорили «дыхание ушло» («инд ’молей») или «прервалось» («инд ’хамы»).

Тень была частью души, но одновременно полунезависимой сущностью, сопровождающей человека и защищающей его от потусторонних сил. Тень приносила сновидения, а ее похищение или утрата вызывали болезни и безумие.

По некоторым верованиям после смерти душа-инд’ отправлялась к верховному божеству ненецкого пантеона, Нуму, а тень через три или два года пожиралась злыми духами. Тень погибшего неестественной смертью человека оставалась на земле и преследовала живых.

Смерть и подготовка к похоронам

По убеждению самодийцев смерти предшествовали разнообразные приметы и предзнаменования. Об ее приближении могло свидетельствовать поведение диких животных (например, если в чум залетала птица или заползала змея), неожиданные движения или мимика (подёргивание века правого глаза или неожиданный поворот головы направо), дурные сны или даже потрескивание огня. Для того, чтобы отвести смерть от жилища, ненцы практиковали специальные обряды и ритуалы.

Похороны ненцы старались провести как можно скорее, как правило на следующий день после смерти. Гроб не готовили заранее: как только человек умирал, его родственники отправлялись за деревом. Все этапы изготовления последнего жилища усопшего ненцы сопровождали жертвоприношениями оленей.

Христианство принесло ненцам обычай обмывать покойника перед погребением, однако традиционно он не практиковался. Обычно умершего оставляли в той одежде, в которой он скончался, и заворачивали тело в покров чума или шкуры. Некоторые группы обских ненцев надевали на него все принадлежащие ему при жизни платья, а что надеть не получилось, оставляли рядом с могилой.

Как только все приготовления были завершены, умершего выносили через специально проделанную в покрытии чума дыру напротив места, где он лежал до этого. Его клали на нарты, привязывали тело веревками или ремнями, а к планке справа крепили колокольчик. Еще пару саней нагружали всеми вещами покойного и досками для гроба. На протяжении всего траурного шествия участвующим запрещалось садиться или вставать на них.

Траурная процессия и похороны

Перед тем, как отправиться на кладбище – хальмер – процессия объезжала чум умершего против движения солнца, а после их отъезда оставшиеся на стойбище жители еще трижды прогоняли вокруг него оленей по часовой стрелке, чтобы защитить живых от нападения духов смерти и духа покойника. За этим следовали обряды очищения.

Кладбища ненцев традиционно располагались на возвышенностях, холмах или высоких берегах реки и имели родовую принадлежность. Сразу по прибытию родственники покойника сооружали гроб. Гроб повсеместно изготавливался в форме прямоугольного ящика, скрепленного системой вертикальных и горизонтальных реек. У изголовья две вертикальные доски соединяли поперечной планкой, на которую вешали колокольчики или другие металлические предметы. Умершего опускали в гроб головой на запад, в сторону, где заходило солнце. В гроб также клали инструменты, оружие и все вещи, которые могли ему пригодиться на том свете, которые предварительно портились. А чтобы умерший мог добраться до загробного мира, везущих нарты оленей забивали прямо у могилы. По старому обычаю их туши нельзя было разделывать, потому что они принадлежали покойнику, однако впоследствии у захоронения стали оставлять только черепа, а мясо доставалось всем, кто присутствовал на похоронах.

Традиционные ненецкие могилы, как правило, были наземными – промерзшая северная земля не позволяла выкапывать глубокие ямы. Их закрывали хворостом или разломанными нартами, принадлежащими покойнику. Иногда для покойников сооружался небольшой сруб.

В определенных случаях ненцы практиковали обряды воздушного погребения: так младенцев, например, заворачивали в сукно и вешали на сук дерева. В иных случаях их тела оставляли в дуплах деревьях или колодах, вырезанных из пней.

Поминальные обряды ненцев и нгытырма

У ненцев не было специальных дней для поминовения умерших, а кладбище посещали от случая к случаю: во время похорон или каждый раз, когда проезжали мимо. Если кому-то из родственников приснился покойник, то на следующее утро ему в жертву приносили оленей. Поминки проводились весной до того, как распустится листва. Приготовленную еду оставляли постоять несколько минут, чтобы мертвые могли угоститься паром.

За могилами не было принято долго ухаживать, чинить или обновлять. Это было связано с тем, что ненцы стремились избегать всего, что было связано с умершим – это было дурным знаком и могло привести к смерти человека, нарушившего покой мертвецов.

Через семь лет шаманы у тундровых ненцев изготавливали нгытырму – посмертное изображение умершего. На протяжении нескольких следующих поколений женщины рода хранили и ухаживали за ней, как за живым человеком: одевали, усаживали за стол, укладывали спать. Лесные ненцы изготавливали нгытырму сразу же после смерти, а по истечение нескольких лет хоронили ее в отдельную могилу. Нгытырма вырезалась из деревянного шеста, взятого с родового кладбища, и одевалась в ту же одежду, в которой покойник ходил при жизни.

21 февраля 2020

Возможно, вам будет интересно: