Похоронное дело в Советском Союзе

Чтобы в полной мере понять процессы, происходившие в похоронном деле в советскую эпоху, стоит сперва вспомнить, как обстояли с ним дела в Российской империи перед Октябрьской революцией. В городской среде существовали созданные по европейскому образцу похоронные агентства, и их функции во многом были схожи с функциями нынешних. В сельской среде похороны организовывались силами крестьянской общины. Но и в том, и в другом случае объединяющим фактором было то, что все кладбища находились в ведении религиозных организаций – частные кладбища в царской России были запрещены. Кладбища эти не имели генеральных планов и разметки территории на участки, зачастую не имели четких границ (особенно в сельской местности), их никто не охранял и никто не ухаживал за могилами. Разумеется, склепы и памятники аристократов были исключением, но 99% захоронений в России на протяжении веков были неупорядоченными и неухоженными – ни одна организация не брала на себя ответственность за заботу о них.

Похорон после Октября

Мало кто знает, но знаменитый большевистский декрет «О земле» касался в том числе и земли кладбищенской: согласно ему, все погосты были национализированы. В последующих нормативно-правовых актах новая власть разделила процесс похорон на две части: погребальную и обрядовую. Всем гражданам гарантировалось бесплатное место на кладбище и бесплатное погребение (т.е. за счет органов местного самоуправления), но если семья хотела каких-либо религиозных обрядов, то за них она должна была расплачиваться в частном порядке.

Также национализации подлежали все похоронные агентства – их передавали в подчинение органам местного самоуправления, а значит к государству теперь переходил весь перечень базовых функций, связанных с похоронами. Органы местного самоуправления должны были за свой счет и выделить участок земли на кладбище, и организовать погребение, и держать магазины ритуальных товаров, и держать конюшни с конными катафалками и пр. И все это – после Первой мировой, революции и непосредственно в процессе гражданской войны. Увы, молодое советское государство с такой нагрузкой справиться не смогло: не было ни ресурсов, ни рабочих рук на организацию и поддержание похоронного дела во всей необъятной стране.

На фоне экономической разрухи граждане расхищали захоронения, разбирали кресты на дрова, а каменные надгробия – на стройматериалы. Всё это подтолкнуло государство к частичной приватизации похоронного дела. В период НЭПа погребальные артели ненадолго открылись снова, но вскоре закрылись, когда в конце 1920-х Новая Экономическая Политика была свернута. Вновь получив под свою ответственность всю похоронную инфраструктуру, органы местной власти каждого региона старались спихнуть ответственность за них друг на друга и постоянно передавали кладбища и морги из подчинения одних ведомств другим. Тем временем, российские кладбища, никогда и не бывшие в хорошем состоянии, приходили в упадок окончательно, теперь уже без каких-либо исключений: захоронения аристократов либо уничтожались местными властями по идеологическим причинам, либо разбирались на стройматериалы. В чем государство действительно преуспевало, так это в бюрократизации похорон: теперь их нельзя было осуществить без регистрации смерти в органах ЗАГС.

Возникновение кремации в Советском Союзе

Вопрос о том, почему центральная власть смотрела на всё это сквозь пальцы, остается не полностью решенным, однако исследователи сходятся, как минимум, в двух взаимодополняющих объяснениях: во-первых, на фоне гражданской войны, разрухи и упадка экономики обустройство кладбищ не выглядело приоритетной задачей. Во-вторых, большие надежды возлагались на кремацию: в первые годы СССР советская власть очень рассчитывала, что всю дорогую и сложную погребальную суету в новом государстве удастся заменить сожжением тел. К сожалению, пропаганда кремации в раннем Союзе велась гораздо активнее, чем реальная работа по созданию удобных, эффективных и доступных крематориев.

Первый из них – в Петрограде – проработал два месяца: печь постоянно ломалась, её содержание обходилось чрезмерно дорого. Второй крематорий открылся в Москве в 1920: в него превратили недостроенную церковь на Новом Донском кладбище, причем печь располагалась в подвальном помещении, в которое тело опускалось через открывающееся в полу главного зала отверстие – будто в преисподнюю. Благодаря низким тарифам, кремация в Москве имела некоторый успех, однако в других регионах ничего не вышло: не существовало способа быстро и дешево застроить крематориями огромную страну. А когда началась Великая Отечественная война, похоронное дело и вопросы его обустройства и вовсе отошли на последний план.

После войны

Все зачатки похоронного дела, которые были у России перед Революцией, к этому моменту были окончательно уничтожены, а альтернатива так и не была создана. В условиях послевоенного восстановления экономики, естественно, уже и речи не идет о том, чтобы централизованно решать вопрос с захоронениями, ведь нужно восстанавливать заводы и дороги, строить жилье. В течение следующих десятилетий нормой для советского человека становится предоставленность самому себе в вопросах погребения: все понимают, что государство этим заниматься не будет, а значит нужно «крутиться» своими силами. Могилы роются как попало, за кладбищами нет никакого присмотра, памятники сооружаются из подручных материалов: обрезков труб, строительного мусора, старых деталей, украденных с завода отходов производства. Важно понимать, что центральная власть в этот процесс не вмешивалась и как бы молчаливо одобряла: чиновников в целом устраивало, что с этой важной и сложной темой народ как-то разобрался сам собой. Именно в послевоенное время возникает традиции устанавливать оградки вокруг могил: поскольку никто захоронения не регистрировал и участки земли за собственниками не закреплял, поставить оградку вокруг могилы стало способом заявить свои права на участок земли – хотя, конечно, с юридической точки зрения всё это ничего не значило.

Лишь в 1970-х годах государство берется урегулировать похоронное дело. Разрабатываются санитарные нормы для кладбищ, открываются фабрики по производству и магазины по продаже ритуальных товаров, создается профессия похоронного агента (с привычными нам функциями) и впервые в истории России регламентируется четкая планировка кладбищ. Разумеется, советское руководство не могло не попытаться регламентировать и обрядность: в новых правилах также указывался порядок движения траурной процессии и где лучше класть цветы. Серьезных изменений, однако, не произошло: похоронной индустрии СССР выдали правила, но не выдали денег на их толковую реализацию. Следует отметить, что годы вынужденной самостоятельности граждан в вопросах погребения тут также сказались: когда сельское население массово переселялось в города, оно стремилось по максимуму сохранить былой уклад жизни, а значит и в плане погребения умерших оно предпочитало и дальше полагаться на коллективную взаимовыручку семьи, друзей и соседей, а не на государство.

27 августа 2019

Возможно, вам будет интересно: