Похороны Суворова

Начав свою военную службу в чине поручика во время Семилетней войны, Александр Васильевич Суворов сделал блестящую карьеру в период правления Екатерины Великой: он участвовал в нескольких русско-турецких войнах, подавлял несколько польских восстаний, а также успел принять участие в только разгоравшихся на тот момент наполеоновских войнах в составе 2-ой антифранцузской коалиции. Под конец жизни Суворов имел множество наград и званий как отечественных, так и зарубежных: в частности, он имел звания русского генерала-фельдмаршала и генералиссимуса, генерала-фельдмаршала Священной Римской империи и великого маршала Сардинского королевства, был обладателем всех существовавших на тот момент в Российской империи орденов, а также еще и нескольких зарубежных.

Смерть

В ноябре 1799, когда русская армия совместно с австрийской билась с войсками Наполеона в швейцарских Альпах, союз между Россией и Австрией расстроился, и Павел, более не видя смысла в этом военном походе, приказал Суворову возвращаться. В январе 1800 года русская армия достигла границ родины. По пути Суворов заболел и на некоторое время задержался в своём имении в Кобрине. Пойдя на поправку, он тут же продолжил путь в Санкт-Петербург, однако, достигнув столицы, снова почувствовал себя плохо. Остановившись в доме мужа своей племянницы Д. И. Хвостова по адресу Крюков канал, дом 23, Суворов рассчитывал вскоре отправиться на прием к Павлу, однако увидеться с императором ему было уже не суждено: его состояние ухудшалось, и 18 мая (по новому стилю) вскоре после полудня Александр Васильевич Суворов умер в возрасте 69 лет. Дмитрий Хвостов первым делом обратился к военному губернатору Санкт-Петербурга П. А. фон дер Палену. Фон дер Пален на следующий день прислал ответ, в котором значились распоряжения императора Павла касательно предстоящих похорон. В частности, император повелевал следующее: церемонию назначить на субботу, похороны организовать по военному обряду.

Процессия

В 9 часов утра 24 мая состоялся вынос гроба с телом генералиссимуса из дома Хвостова. Источники по-разному описывают этот эпизод: согласно одним, гроб не проходил в узкие двери, так что отряду гренадёров его пришлось нести над головами, согласно другим, двери были столь узки, что гроб пришлось спускать с балкона, согласно третьим, заминка произошла вообще не в доме Хвостова, а уже на подъезде к Александро-Невской лавре, в ворота которой якобы не мог въехать катафалк. Так или иначе, бытует легенда, что гроб с телом добрался до места последнего упокоения не без труда. Что из этого правда - теперь сложно установить. В любом случае, нам доподлинно известно, что, согласно распоряжению императора Павла, маршалами на церемонии были назначена два штаб-офицера, а обер-офицеры и унтер-офицеры должны были нести награды и прочие регалии генералиссимуса. Гроб везла траурная колесница с малиновым балдахином с золотой подвесной каймой. Траурный кортеж сопровождало несколько полков гвардии, а также по меньшей мере 150 высших должностных лиц империи, утвержденных императором в двух списках: в первом списке значились наиболее важные сановники вроде президента Военной коллегии графа Салтыкова, вице-президента Адмиралтейской коллегии графа Кушелева, обер-шталмейстера и ближайшего доверенного лица императора графа Кутайсова и др. Во втором списке перечислялись менее значимые особы, однако тем не менее, списки эти внушительны: это означает, что как минимум 150 высшим сановникам государства император лично повелел присутствовать на церемонии похорон Суворова. Сам же император, согласно свидетельствам современников и более поздних источников, непосредственно в процессии не участвовал, но вместе со своей свитой встретился с процессией на углу Невского проспекта и Садовой улицы, после чего некоторое время наблюдал её. При этом все источники единогласно отмечали, что провожать тело знаменитого полководца пришли тысячи людей самых разных сословий: люди также переполняли балконы и даже крыши тех домов, с которых была возможность наблюдать траурное шествие.

Погребение

Когда гроб с телом генералиссимуса был доставлен в Александро-Невскую Лавру, при большом скоплении народа состоялось отпевание покойного, а затем и погребение: похоронен Суворов был под полом Благовещенской церкви. Над могильной плитой была помещена настенная доска в форме фигурного щита из золочёной бронзы. В центре щита расположен медальон овальной формы, который обрамлен знамёнами. Над медальоном нанесен рельеф в виде шлема, Геркулесовой палицы, гирлянды и букрании, а под медальоном выгравирован щиток с головой Медузы и алебардами. Надпись на медальоне и могильной плите одинаковая и гласит она следующее:

Здѣсь лежитъ

Суворовъ.

Генералиссимусъ

Князь Италійскій

Гр. Александръ Васильевичъ

Суворовъ-Рымникскіий

родился 1729го г. Ноября 13го дня

скончался 1800го года Маѩ 6го

Тезоименитство его Нояб.24го.

В 1859 г. один из внуков Суворова ходатайствовал о замене надписи, и это ходатайство было удовлетворено. Новая надпись была лаконичной: «Здѣсь лежитъ Суворовъ».

Согласно распространенному в беллетристике и даже некоторой исторической литературе мнению, Суворов был в опале у императора, и Павел в последние годы жизни генералиссимуса всячески стремился принизить значение великого полководца, а в конце концов выместил своё зло в том числе и в вопросе похорон. На этот счёт бытует множество легенд, но следует назвать как минимум основные четыре. Во-первых, многие авторы – в том числе и современники событий – писали, что император отдал распоряжение хоронить Суворова по чину генерал-фельдмаршала, а не по чину генералиссимуса (в том время действительно представителям разных званий полагались похороны разной степени пышности). Во-вторых, разнятся версии касательно того, присутствовал ли сам Павел на похоронах. В-третьих, есть версия, согласно которой Павел не позволил гвардии присутствовать на церемонии, а вместо неё послал простых гарнизонных солдат. В-четвертых, якобы эти похороны для россиян стали возможностью выразить свои оппозиционные чувства по отношению к императору, а сам император до того ненавидел Суворова, что многие дворяне, страшась государева гнева, отказались от похода на похороны. На данный момент мы знаем более-менее определенно, что все вышесказанное – либо преувеличение, либо плод фантазии современников и потомков. Архивные источники позволяют утверждать следующее: да, безусловно, Суворов был в опале у императора, причем разногласия их начались с самого воцарения Павла, и связаны они были в том числе и с вопросом об устройстве армии – в этом Суворов и Павел оказались непримиримыми врагами. Но сказалась ли эта неприязнь на похоронах?

Как свидетельствуют факты, если и сказалась, то незначительно. Во-первых, чина похорон генералиссимуса в государстве просто не существовало, ведь генералиссимус был званием почетным, а высшим воинским чином был генерал-фельдмаршал и имперские законы о погребении – и в частности Устав 1797 года – предусматривали чин генерал-фельдмаршала как самый почетный чин воинских похорон. Во-вторых, вопреки популярной в советское время легенде, что государь похороны проигнорировал вовсе, это явно не так: слишком много совпадающих свидетельств указывают на то, что с процессией Павел всё-таки встретился. В-третьих, версия о недопуске гвардии к участию в траурной процессии является явным домыслом и ничем не подкреплена. И в-четвертых, раз сам император составлял списки приглашенных на похороны и вносил в эти списки имена первых лиц государства, то абсурдно утверждать, будто присутствие на похоронах Суворова могло быть расценено как выражение оппозиционных взглядов.

15 апреля 2020

Возможно, вам будет интересно: