Полевые захоронения Великой Отечественной войны

Фраза «военные похороны», как правило, у большинства вызывает мысли о торжественном погребении, которое современные государства устраивают для ветеранов вооруженных сил - с траурным шествием, музыкой и почетным караулом, стреляющим холостыми в воздух. Однако исторически большая часть “военных” похорон производилась не на городских кладбищах в торжественной обстановке, а в полевых условиях сослуживцами павшего солдата. В данном тексте будет рассказано о том, как организовывались похороны в полевых условиях на восточном фронте Второй мировой войны.

Красная Армия

Во время Великой Отечественной войны - и особенно в её трагичные для Советского Союза первые годы - отправка тел погибших солдат домой была роскошью не просто непозволительной, но даже преступной с учетом тех тяжелых условий, в которых находилась армия. Погребение производилось прямо на линии фронта специальными похоронными командами, а действовали они согласно приказу №138 «О порядке погребения погибших военнослужащих офицерского, сержантского и рядового состава», который наркомат обороны издал в марте 1941 года. В данном документе описывалось, кто назначается ответственным за погребение в полевых условиях, чем отличаются похороны солдата от похорон офицера и т.д. В частности, данный приказ постановлял следующее:

  • тела убитых необходимо было уносить с поля битвы при любых обстоятельствах и вне зависимости от хода боя;
  • солдат можно было похоронить либо в массовых, либо в индивидуальных могилах,
  • а офицеров - только в индивидуальных;
  • при этом и тех, и других необходимо было хоронить одетыми в нательное бельё, гимнастёрки, брюки и обувь.

Также в приказе содержались рекомендации касательно того, как выбрать местность для копки могил. Предполагалось, что предпочтение будет отдаваться сухой местности, а если погребение производится в черте города, то нужно было использовать либо имеющиеся городские кладбища, либо парки, скверы, рощи, перекрестки дорог. Могилы рекомендовалось делать как минимум полутораметровой глубины, а поверх требовалось устанавливать какие бы то ни было опознавательные знаки с ФИО и датами жизни погребенного.

Приказ не расписывал детально порядок отдаваемых при погребении воинских почестей, предполагая, что этот вопрос будет решаться самими командирами на местах. Транспортировка тел домой предполагалась исключительно для членов высшего командования: их тела необходимо было передавать Красному Кресту.

Таковы были начальские ожидания. Реальность же оказалась совершенно иной. Немецкий блицкриг, за пять месяцев проделавший путь от Варшавы до Москвы, разумеется, не оставил РККА никакой надежды на соблюдение приказа “О порядке погребения…” Армии гибли в котлах или отступали настолько спешно, что в первые месяцы войны зачастую некогда было и думать о каком бы то ни было погребении сослуживцев вообще.

Другим важным документом стала директива уже более поздняя и принятая уже через несколько месяцев после начала войны, когда было ясно, что предыдущие директивы были явно рассчитаны на позиционную войну в духе Первой мировой, но никак не на блицкриг. Главное политическое управление РККА выпустило директиву под названием «Об организации погребения трупов погибших красноармейцев». Согласно этой директиве, погребение значительно упрощалось, все могилы должны были стать массовыми, и тем не менее командиров частей обязывали по возможности устраивать «прочёс» полей сражений для поиска мертвых и установления их личностей.

В действительности же даже этот упрощенный порядок исполнять было возможно далеко не всегда. Если везло, то после битвы удавалось добыть тела хотя бы нескольких павших собратьев и наскоро закопать их в общей могиле - без разбору, где солдат, а где офицер и кто во что одет. В большинстве же случаев мясорубка первых месяцев блицкрига позволяла разве что минимально прикрыть тела сослуживцев землей, чтобы их не растащили дикие или одичавшие звери. Мертвых хоронили в окопах, в придорожных канавах, даже в воронках от взрывов. Делали это, разумеется, не только лишь специальные похоронные бригады, а любой, у кого была возможность. Даже в 1942-1943, когда Красная Армия перешла в наступление, погребальные и прочие обрядовые дела явно не были приоритетом для руководства, так что захоронения павших организовывались разве что с помощью или даже всецело одними лишь силами жителей освобожденных от оккупации населенных пунктов. В последнем случае, разумеется, не могло быть речи о том, чтобы мирные жители, похоронившие павших за их свободу бойцов, могли еще и установить их личности, оформить все необходимые документы и предоставить их военкомата. Так увеличивались списки “пропавших без вести”, которые в действительности в подавляющем большинстве были мертвы, но поскольку их похороны производились стихийно и бесконтрольно, то некому было предоставить армии достоверные данные.

Вермахт

Погребальный ритуал Вермахта был скопирован с того, что использовался еще в армии кайзера Вильгельма Второго - его лишь слегка отредактировали. В соответствии с этим, каждого погибшего солдата, вне зависимости от звания, требовалось похоронить со всеми последними почестями и под музыкальное сопровождение военного оркестра. Каждый боец должен был погребен в отдельной могиле и в отдельном гробу. Во главе траурной процессии должны были следовать бойцы с подушечками, на которых должны быть награды павшего. Перед опусканием гроба в могилу должен был прозвучать троекратный салют холостыми

Пока блицкриг шёл по плану, эти правила по большей части соблюдались. Во время наступления в 1941 году большинство его бойцов нацисткой Германии действительно получало отдельные гробы и могилы, поверх которых ставили кресты и таблички с личной информацией. Исключения поначалу делались только ввиду особенностей почвы и климата: массовые захоронения, например, допускались командованием разве что в болотистой местности или зимой, когда копка могилы представляла собой неоправданно суровый труд. Примечательно, что в разгар зимы, когда температура могла опускаться до минус 30 градусов и земля становилась твердой, как кость, могилы нередко “копали” при помощи гранат и иной взрывчатки. Что же касается офицеров, то для них иногда даже сооружались роскошные памятники – главным образом, это происходило на территориях оккупированных городов. Осуществлялись все эти меры дивизионными похоронными службами, в которые входило по 4-5 человек в каждом батальоне, а возглавляли их офицеры либо священники.

Но когда ситуация на восточном фронте переменилась на диаметрально противоположную, изменились и похоронные практики. К 1943 году немецкая армия отступала уже по всем направлениям. Мертвых хоронили без гробов (лишь изредка удавалось хотя бы обернуть тела брезентом, плащ-палаткой или иной тканью), закапывали где попало (в том числе все в тех же воронках от снарядов); появились и вынужденные массовые захоронения – во время стремительного отступления уже было не до церемоний. Наконец, на заключительных этапах войны нацисты стали просто бросать своих павших товарищей на полях сражений – столь стремительным, начиная с какого-то момента, стало отступление германских войск.

2 апреля 2020

Возможно, вам будет интересно: