Традиционные погребальные обряды бурятов

На юго-восточной границе России в горных местностях, окружающих озеро Байкал, традиционно проживают буряты, титульная нация и коренное население Республики Бурятия. Их тюркско-монгольские предки начали осваивать регион еще в VI в., но в качестве самостоятельного цельного этноса буряты сформировались только к началу XX века после присоединения Пред- и Забайкалья к Российской Империи. Сегодня буряты продолжают оставаться одним из крупнейших автохтонных народов Сибири, и основная часть их населения (461,3 тыс.) сосредоточена на территории России, в первую очередь, в Бурятии, Иркутской области и Забайкальском крае. Еще приблизительно 150 тысяч человек проживает в Китае и Монголии.

Происхождение этнонима «буряты» вызывает множество споров среди этнографов и до сих пор остается до конца невыясненным. Впервые он встречается в рукописи 1240 г. под названием «Сокровенное сказание монголов», посвященной становлению Монгольской империи, и, по мнению большинства исследователей, связан с именем легендарного монгольского прародителя Бурте-Чино (в переводе на русский Сивый волк), которое в свою очередь восходит к почитанию волка в качестве тотемного животного. По другой теории свое название буряты взяли от монголов, которые именовали северных жителей Предбайкалья бураад – лесные жители.

О смерти, душе и загробной жизни

Традиционная погребальная обрядность и шаманистские представления о загробном мире у бурят на протяжении долгого времени сосуществуют с ламаизмом, что несмотря на устойчивость этой сферы духовной жизни к изменениям привело к их определенному взаимопроникновению. Следует также подчеркнуть тот факт, что эти верования и обряды могут значительно разниться у различных этнических бурятских групп. Концепция душевной множественности распространена более или менее повсеместно. Например, по представлениям унгинских и аларских бурятов, в человеке одновременно находятся 3 души. Первая, добрая, душа заботится о своем хозяине и после его смерти отправляется либо в мир предков, либо к правителю царства мертвых Эрлен-хану на суд. Вторая олицетворяет человеческое здоровье. Если она по той или иной причине покинет тело и не вернется, человек может заболеть и умереть. Когда он испускает последний дух, эта душа остается на земле и превращается в приведение – боохолдоя. Третья душа некоторое время охраняет кости хозяина, а затем перерождается.

Если человек вел безнравственную жизнь, то по ее истечению Эрлен-хан посылал за его душой своего гонца. Прибыв на родовую землю будущего покойника, гонец встречался со своим смертным помощником – идемхен хун, – и отправлялся на охоту за нужной душой. В это время душа пыталась спрятаться от преследователей, зачастую в ушах и гриве лошадей или между рогов быков: эти животные, как считается, должны были заступиться за нее и сразиться с посланцами царства мертвых. Когда душа была поймана, она издавала жалобный вой и начинала плакать. Если вместе с ней внезапно заплачет кто-то из родных – это значит, что в дом скоро придет смерть. На суд к Эрлен-хану также попадали все, кто погиб неестественной смертью. В соответствии со своими преступлениями душа приговаривается к пребыванию в одном из 7 видов ада: холодном, огненном, дегтярном, вшивом жгучем, змеином или муравьином.

Расположение загробного мира в бурятской космологии было двойственным. Сам по себе он делился на непосредственно «страну мертвых» и «страну предков». Первая находилась на севере или северо-востоке и ассоциировалась, в первую очередь, с вечной мерзлотой и тьмой, в то время как вторая помещалась бурятами на юг к небесным духам. Этот мир являлся двойником реального, и душа жила здесь так, как жила при жизни. Души выдающихся людей сохраняли свое высокое положение и становились благодетельными духами-защитниками. Им приписывались функции покровительства над разнообразными элементами ландшафта – большими реками, озерами, горами, равнинами – и сферами человеческой деятельности. Души отличившихся охотников после смерти становились духами-покровителями для своих живых собратьев по ремеслу.

Наземное погребение у бурят

В прошлом у бурятов параллельно существовало несколько форм погребения: наземная и подземная, кремация, и воздушно-арангасное погребение. Наземное погребение было широко распространено в XVII-XIX вв. и практически исчезло к середине XX века. В конце XVIII века немецкий этнограф И.Г. Георги описывал, как буряты Предбайкалья одевали своих мертвых сородичей в лучшую одежду, клали на землю с оружием, инструментами и элементами конской упряжи, а затем засыпали сверху землей, камнями или хворостом. В XIX – начале XX вв. в Окинском районе Бурятии была обнаружена большая группа захоронений под каменной кладкой. К востоку, тункинские буряты увозили мертвецов в тайгу, клали на правый бок в скорченном положении, заворачивали в кусок желтой или красной ткани и заваливали сухими ветками и деревьями. Тело старались поместить там, где водятся дикие звери, чтобы его душа могла быстрее отойти к предкам. Такой тип погребения назывался дараан (с бур.тайник, хранилище, груз могила). У ольхонских бурят в Иркутской области долгое время сохранялся похожий обряд дарсалдаг (с бур. – скучиваться, нагромождаться): тело умерших (часто детей) помещали в деревянную коробку или гроб и обкладывали камнями и жердями. Нако

До наших дней дошли сведения о существовании еще одного вида наземного захоронения – мунхана (с бур. – часовня). При нем над деревянным гробом богатого или иным образом выдающегося бурята строили бревенчатый сруб. Единственным упоминанием о мунханах остается заметка в архивах 1864 года об ограблении мертвых тел на территории современного Тарбагатайского района неким Максимовым.

Кремация у бурят

Традиция кремировать усопших была впервые описана в 1760-х гг.: предбайкальские буряты покойников отвозили в специальное место, как правило, находящееся в лесу, и помещали на расчищенную площадку вместе с личными предметами и несколькими умерщвленными конями. Их затем обкладывали дровами и подвергали кремации. В отдельных районах Иркутской области она сохранилась до сих пор: так ольхонские буряты называют кремацию сэлмэг – (с бур. – ясный, чистый) и верят, что она очищает душу от грехов и представляет самый быстрый путь в страну предков. По данным исследователей, многие старики и старухи до сих пор нередко завещают своих детям и внукам похоронить их в соответствии с этой традицией.

Обряд мог выглядеть следующим образом: покойника одевали в набор лучшей или новой одежды, включая верхнюю, к поясу привязывали ножны с ножом, столовую ложку и кисет с табаком и клали на сооруженное специальным образом дровяное ложе, зачастую с конем. Зажигать костер должен был человек, не имеющий родственных связей с умершим. Как только костер разгорался, люди уходили, стараясь не оглядываться. На следующий или на третий день к кострищу возвращались, чтобы проверить, прогорело ли тело, и в случае необходимости разводили огонь во-второй раз. Останки вместе с металлическими остатками от оружия складывали в корзину, берестяной сосуд или горшок и закапывали на месте кремации. Такой ритуал называли яhа бариха (с бур. – держать кости).

Небесное погребение в бурятской культуре

Воздушное погребение производилось, как правило, только в том случае, если мертвец являлся шаманом. Их хоронили на арангасах – ритуальных помостах на деревянных столбах высотой до 10м, куда помещалось тело или гроб с телом, - в специальных заповедных рощах в горах, однако подобный обряд практиковался и для простых бурятов, если они были поражены молнией. Считалось, что они являлись небесными избранниками, и теперь им подобает возносить почести наравне с шаманами. В 1969 году в Эхирит-Булагатском районе Иркутской области был описан следующий обряд: тело юноши, убитого таким образом, положили в гроб и повесели на дерево, также отмеченное следом от удара молнии, на 9 дней. По истечению этого срока гроб сняли, останки сожгли, а пепел завернули в платок и вложили в дупло этого дерево.

Погребение в землю

Буряты практиковали ингумацию – захоронение в землю – и до прихода русских в район Байкала. В основном так совершались погребения богатых людей, чтобы защитить их погребальный инвентарь, либо самоубийц и преступников. Однако к настоящему времени под давлением православных священников и земских властей практика грунтового погребения практически вытеснила иные обряды. В XIX веке в Иркутской области было принято укладывать тело покойника на потник лошади, которая везла его на кладбище, а его голову – на ее седло, если его хоронили без гроба. В противном случае потник, седло и уздечку сжигали на костре вместе с конем. На зарытой могиле оставляли разбитую телегу со сломанными колесами, принадлежавшую усопшему при жизни.

10 апреля 2020

Возможно, вам будет интересно: