Юстинианова чума и как она повлияла на похороны

Чума Юстиниана вошла в историю как первая относительно хорошо задокументированная пандемия (то есть всемирная эпидемия). Безусловно, эпидемии разных масштабов случались и раньше, в том числе и на территории Римской империи, однако именно при императоре Юстиниане Первом произошла та самая вспышка, которая вошла в анналы истории как, во-первых, одна из самых продолжительных, во-вторых, как одна из самых разрушительных, а в-третьих, как первая официально зарегистрированная и обладающая большим числом письменных свидетельств.

Происхождение

Юстинианова чума началась в 541 году и продолжала порождать локальные очаги заболевания в регионах империи и за её пределами вплоть до 750-х годов. Возбудитель Юстиниановой чумы – та же самая бактерия Yersinia pestis, которая ответственна за Черную Смерть и многие аналогичные эпидемии и пандемии (хотя это было убедительно доказано учеными-вирусологами только в 2013 году). Согласно современным исследованиям, чума Юстиниана распространилась по землям Восточной Римской империи и за её пределы из африканских провинций, где находилась «житница» империи. Из североафриканских земель Византия получала большую часть своего зерна, и именно контейнеры с зерном транспортировали на большие расстояния черных крыс вида rattus rattus, которые, в свою очередь, перевозили на себе блох-переносчиков чумной бактерии. Быстро распространившись по восточным землям империи, чума вскоре оказалась и в Италии, и далее, всюду: дело в том, что Юстиниан больше всех прочих императоров в своё время преуспел в проекте по возрождению Римской империи. На протяжение многих лет Юстиниан вел войны с варварскими королевствами, что обживали обломки разрушенной ими Западной Римской империи, уничтожил многие из них, присоединил к Византии обширные земли и вернул ей часть былого величия, однако вместе с тем его армия разнесла по всем землям чуму. В конечном итоге разгул пандемии поставил крест на попытках Юстиниана возродить империю: в современной историографии чуму, названную именем данного императора, называют своего рода периодом перехода от Античности к Средневековью, когда становится окончательно ясно, что старое устройство Европы окончательно уходит в прошлое вопреки любым попыткам его удержать.

Летописные источники

Благодаря летописным источникам ученым в более позднюю эпоху удалось с достаточной точностью установить дату, когда чума достигла наибольшего масштаба в Византии: скорее всего, апогей её пришелся на 544 год. Согласно летописям, в столице Византии Константинополе (современный Стамбул, Турция) ежедневно умирало до десяти тысяч человек, умершие лежали несожженными и непохороненными по многу дней как в своих постелях, так и на улицах, если вымирал целый дом или целый квартал. Современные исследованию показывают, что 10000 смертей в день были, пожалуй, преувеличением, а настоящие цифры должны быть как минимум в два раза меньше, что обусловлено отсутствием в те времена современных методов статистики и демографии. Грубо говоря, тогда еще не было ни паспортных столов, ни современных ЗАГСов, ни даже церковных метрических книг, так что регистрация рождений и смертей как таковые если и велись, то далеко не везде, и не могли претендовать на охват всего населения. Важно отметить, однако, что регулярные переписи населения (цензы) в Римском государстве проводились еще с V века до нашей эры, так что по крайней мере у государства были возможности замерить население после эпидемии и сравнить с тем, сколько было до неё, чтобы хотя бы примерно подсчитать потери. Потери в Константинополе, как следует из источников, составили около 20-40% его жителей. В среднем же по империи потери составили около 25% населения.

Тем не менее, хотя летописные источники и не предоставляют достаточно достоверных статистических данных, они ценны своими красочными описаниями частностей – например, того страха, который людям внушало это заболевание в отсутствие современных мер диагностики. Дело в том, что одна из форм чумы – первично-септическая – хоть и является наименее распространенной, однако в определенном смысле является наиболее “впечатляющей”: в ряде случаев заболевший ей человек не показывает внешне вообще никаких симптомов и не высказывает никаких недомоганий, а потом вдруг умирает буквально «ни с того, ни с сего» – с точки зрения внешнего наблюдателя. Причем от заражения до смерти, как и в случае с другими формами чумы, может проходить менее суток. Безусловно, древних людей подобные случае шокировали особо: получалось, что любой человек вне зависимости от самочувствия мог просто в любой момент упасть замертво, не говоря уже о том, что за сутки до этого он мог успеть перезаражать всех вокруг себя, уверенный в том, что не представляет опасности.

В «Церковной истории» Евагрия Схоластика мы находим не только подробные и красочные описания симптомов чумы, но также и описания различных способов заражения. Они подтверждают, что люди в те времена хотя и не знали точных механизмов передачи инфекционных заболеваний, но все же имели представление о том, что заражение происходит при контакте с зараженным, а также понимали, что простейшими средствами защиты является сокращение контактов с людьми, отказ от посещения чужих домов, отказ от пользования чужими вещами и инструментами и т.д. Более того, Евагрий отмечал также и поистине апокалиптические картины: люди, лишившиеся всех родных и близких, нарочно пытались заразиться чумой, чтобы она забрала и их – к удивлению некоторых, в ряде случаев болезнь по неясным причинам просто не передавалась каким-то людям.

Примечательно, что Евагрий Схоластик и сам переболел чумой – он попал в те счастливые 2-5% процентов людей, что в отсутствие современных средств лечения были способны силой собственного иммунитета побороть бубонную чуму. Как правило, переживших чуму в те времена считали либо людьми выдающегося здоровья, либо выдающейся удачи – что не удивительно.

Погребальные практики

Как было отмечено выше, основными методами распоряжения телами после смерти в то время были сожжения и подземные погребения. Как можно предположить, в период апогея чумы они уступили место, соответственно, массовым сожжениям и братским могилам, так называемым «чумным ямам», куда сваливали все собранные на улицах и в вымерших домах трупы. Увы, сегодня обнаружение таких захоронений представляет собой немалую проблему. Дело в том, что в те времени в городах кладбища еще не выносились за городские пределы, а это значит, что сегодня над каждой из чумных ям той эпохи стоит городская застройка, которую никак не «подвинуть». В том числе по этой причине большая часть археологических свидетельств приходит из сельской местности, где древние кладбища со временем стали пашней, а не фундаментами многоэтажек. Так или иначе, насколько нам известно благодаря источникам, на время апогея эпидемии города Византии превращались в гигантские некрополи: все еще здоровые сидели по домам, боясь показаться наружу, а на улицах, заваленных трупами, из числа живых были только те, кто эти трупы подбирал и транспортировал до чумных ям – такие картины Европа и Ближний Восток наблюдали время от времени на протяжение чуть ли не всех двухсот лет, что буйствовала Юстинианова чума.

1 июня 2020

Возможно, вам будет интересно: