Критерии смерти в медицине

Всё дело в головном мозге.

Вопрос, как отличить настоящую смерть от комы, летаргии и других аномальных, но временных состояний, давно тревожил человечество. Ответить на него была призвана медицина и естественные науки. К 20 веку ответ был получен – всё дело в головном мозге.

История вопроса

Благодаря успехам в каких областях критерии смерти вообще были выделены? Помимо научной медицины надо учесть достижения в технологиях реанимации и анестезии. Дело в том, что критерий смерти должен был стать не только научно доказанным, но и применимым в разных ситуациях, когда врачам нужно констатировать смерть человека.

Медицина и религия

Одним из основных затруднений была попытка найти консенсус между наукой и религиозными постулатами. В частности, православные христиане-копты доводят до максимума идею, что суть человека в сердце: сердце не бьётся – значит, человек умер. Даже когда были созданы устройства, заменяющие деятельность сердца (в том числе искусственное сердце), они не изменили свою точку зрения. Для них человек умирал, и всё. К счастью, другие мировые религии оказались более сговорчивыми в признании выводов медицины.

На подступах к ответу

Лишь в 50-х годах прошлого века, в период развития кибернетики и теории систем, начал складываться тот вариант критериев смерти, который мы имеем на сегодняшний день.

Смертью было признано невосстановимое повреждение/нарушение функций критически важных систем организма человека. Такая стадия означает, прежде всего, невозможность на нынешнем уровне развития технологий предоставить донорскую искусственную (бионические аналоги) замену повреждённому органу тела. Практика донорских пересадок сердца, почек и других жизненно важных органов показала: на нынешнем этапе развития человечества заменить можно всё – за исключением мозга.

Гибель мозга и означает смерть человека. Оказалось, впрочем, что и здесь всё не так однозначно.

3 варианта смерти мозга

  1. Комплексное умирание мозга, распад его целостности. В этом случае констатация смерти не вызывает вопросов у медиков.
  2. Гибель мозгового ствола. При этом сравнительно недолго продолжается активность в коре полушарий.
  3. Нарушение функций мозгового ствола нет, специализированные устройства могут осуществлять питание/дыхание тела, но высшие корковые функции человека, определяющие нас как личность, безвозвратно потеряны. В пользу того или иного варианта разворачивались настоящие баталии.

Тонкая грань между "однозначно жив" и "однозначно мёртв"

Какие факторы повлияли на консенсус о критериях смерти?

Это реанимационные технологии: их развитие за последние десятилетия размыло некогда чёткую грань между "однозначно жив" и "однозначно мёртв". Это также и трансплантационные технологии: ведь важные для жизни организма органы разрешено изымать лишь тогда, когда смерть зафиксирована точно. Однако временной интервал, когда гибель мозга удостоверили, а организм ещё работает на "остаточном топливе" (не начал разлагаться) крайне мал. В итоге получилось так: медицина подталкивает законотворчество в сфере определения смерти так, чтобы трансплантация органов оказывалась законной – но лишь до религиозно-мировоззренческих границ.

Социальное конструирование смерти

В итоге мы сталкиваемся с необычной ситуацией: да, научные критерии смерти ясны, но дошли до такого уровня детализации, что их использование на практике влечёт порой споры медиков. В некоторых ситуациях решение о констатации смерти выносится совсем не экспертами, а, например, политиками. Так, глава палестинской автономии Ясер Арафат "почил" в 2004, недалеко от столицы Франции: только вот решение о конкретном моменте смерти было принято в ходе переговоров лидеров государства Палестина и членов семьи Арафата. Им решили считать минуту, когда были выключены устройства, поддерживавшие вегетативную жизнь в теле.

В наши дни почти везде смерть считается наступившей, когда происходит комплексная гибель мозга, распад целостности. К сожалению, на практике данный критерий требует сложных в освоении диагностических средств (в том числе, технических): вот почему к нему прибегают в неоднозначных ситуациях. К примеру, когда у человека нет сознания, но работает сердце. Соответственно, доктора в праве фиксировать наступление смерти и по старым, традиционным признакам: если человек не дышит, сердце не бьётся, или нет циркуляции крови. Подобное допустимо лишь тогда, когда реанимационные техники не сработали, или применили слишком поздно.

Такое разное законодательство

В ряде стран закон разрешает использовать старые критерии фиксации смерти в случаях, если пациент прижизненно или его семья посмертно выражают несогласие с новым критерием. Такая норма действует на территории Дании и в двух штатах США: Нью-Йорк и Нью-Джерси.

На территории России гибель головного мозга в связи со смертью в качестве приоритетного критерия установлена законом Российской Ф от 22.12.1992 N 4180-I "О трансплантации органов и (или) тканей человека". В статье N 9 недвусмысленно говорится: гибель мозга считается наступившей, когда его функции полностью и необратимо прекращены, а регистрация этого проведена при функционирующем сердце и вентилируемых через аппарат искусственного дыхания лёгких.

Когнитивные компьютерные устройства заменят мозг?

Напоследок отметим: в силу своей незаменимости мозг играет важнейшую роль в установлении смерти. Однако развитие технологий происходит столь быстрыми темпами, что, возможно, какие-то отдельные способности мозга будут осуществляться когнитивными компьютерными устройствами. И это будет означать, что пришло время для нового витка дискуссий о критериях смерти.

Возможно, вам будет интересно:

1 октября 2018